Глава 21

В аэропорту Караваева окликнули.

- Ба, какие люди! - почти искренне расплылся в улыбке Караваев.

Перед ним стоял генерал Иван Иванович Скакунов. Микроб несколько лет назад помог успешно отбить одну информационную атаку на генерала, благодаря чему карьера Скакунова в спецслужбах была спасена. Общались они редко, но всегда с удовольствием вспоминали роскошную гулянку по случаю завершения той операции. Вечеринка действительно запомнилась всем участникам.

Обменявшись любезностями, Караваев похлопал генерала по плечу:

- Извини, Иваныч, спешу!

Микроб торопился оказаться в самолете, чтобы улететь навсегда. Куда точно, он еще не решил. Оставаться здесь и ждать расправы от Героя или Баунти было глупо.

- Улетишь другим рейсом! - произнес твердо, но с улыбкой Скакунов. - Дальше можем полететь вместе, если ты не против.

Караваев почувствовал, как внутри что-то оборвалось.

- Арестовывать не будешь?! - криво усмехнулся Микроб.

- Да кому ты нужен, - генерал подмигнул. Водитель генерала закрыл двери джипа, а сам пересел в машину сопровождения. Генерал достал бумажный пакет с фруктами, бутылку коньяка и разлил по рюмкам ароматный напиток:

- Эх, Леша-Леша. Как же крупно ты ххххх...

Микроб молчал и смотрел сквозь тонировку в окно.

- Ты мне когда-то помог, я не забыл. Попробую вернуть долг. Может быть, ты знаешь, может быть нет, но Джеймс Баунти - очень высокопоставленный чин в «военной машине» УША.

Микроб начал нервно тереть пальцы рук. Сейчас его признают завербованным агентом чужой разведки. А что бывает со шпионами, Микроб запомнил еще в детстве.

- Тебе поручили найти Болельщика. Но ты так и не нашел ответа на вопрос - кто он, этот Болельщик?

- Ну кто, Николаев что ли?

- Может и он, а может, и нет. Мне известно, что там несколько человек. А на самом деле? Никто не узнает...

Коньяк начал действовать, и Микроб немного расслабился.

- Проект Болельщика родился в недрах ведомства?

- Конечно, нет. Болельщик появился и развивается самостоятельно, и, более того, сам предлагает сотрудничество патриотам во власти.

- Зачем это? У вас что, бюджеты появились? - ехидно прищурился Микроб.

По характеру разговора он понял, что это его последние минуты.

- Как ни странно, но это новое поколение патриотов, - генерал был серьезен.

- Чего за хороший процент не сделаешь, - хмыкнул Микроб.

Генерал будто не замечал уколов:

- Болельщик добился главного: сделал русский креатив в своем лице модным и статусным. Сейчас уже тот факт, что ты - русский креатор, для заказчиков за рубежом половина успеха. Болельщик готовил именно массовое завоевание зарубежного рынка. Для этого оказались нужны кадры - очень много «штыков». Отсюда и появление проекта «Герой», который всколыхнул весь рынок и подарил тысячи новых имен на рынке РИТМ а. Через несколько лет наши Воины Креатива завоюют мировой рынок и будут конкурировать уже между собой. Чем плохо?

- То есть, раньше у них была цель - много денег, а теперь - все деньги? - почти весело заметил Микроб. - Хорошие патриотические патриоты, почти не жадные! Слушай, ну ты сам-то веришь в самозваных спасителей? Ты же мудрый человек!

- Я верю в то, что они сделали и сделают намного больше для страны, чем ты или я. Мне этой веры достаточно.

- Ххххх с ним. Пусть будет так: «Караваев встал на пути спасителей мира, и ему наваляли по полной. Но Караваеву расстраиваться не стоит, его грохнули во имя всеобщего блага». Ха... Конечно, у меня не было шансов бороться с вами.

- Не делай себе скидки. Герою никто из нас не помогал соперничать с тобой, он сделал все сам. Не зря же ты его называл совершенным оружием.

- Зря, не зря, - процедил сквозь зубы Микроб. - Я теперь не жилец. Мне не простят, что я испортил всю историю Герою.

Скакунов громко рассмеялся:

- Ну, ты неисправим! Так облажаться и продолжать себя переоценивать! Посмотрите на него: «Я испортил всю историю Герою!». Спустись на землю, мальчишка! Задача внедрения в высшее руководство УША у Болельщика стояла давно, но все время что-то срывалось. Ты же понимаешь, Болельщик стремится к идеальным вариантам. А тут представился удобный случай в виде тебя - так Баунти и появился в истории. Мы узнали, что он ищет Болельщика через тебя и сообщили об этом самому Болельщику. И именно отсюда появилось предложение от Героя по сделке. Ты клюнул и втянулся, попал во все разводки. Ты сыграл главную роль в грандиозном спектакле, правда, тебя забыли предупредить. А то, что Герой должен был скоренько уйти со сцены - так это условие сценария. Звезды не должны гореть долго, иначе на них могут обнаружить пятна. А на сакральном символе пятен не должно быть.

- Да уж, спектакль собрал кассу, Станиславский аплодирует... Господи, ну почему именно на меня все это упало?! - Микроб запустил струйку дыма в приоткрытое окно.

- Ты предал друга, и тебе это вернулось. В свое время ты избавился от Николаева, который талантливее тебя и который создал фундамент твоего успеха. Потом ты предал Витю Масляника, тащившего тебя за уши с помощью Николаева все эти годы. Разве не Витя принес тебе в зубах всю тактику по внедрению в «ИКА» и последующему поглощению рынка?! Но Баунти решил избавить тебя от влияния всех твоих близких сильных партнеров, чтобы он мог заполнить пространство безопасными для него людьми. И ты легко согласился отфутболить своего надежного друга и товарища Масляника. А Клопа Баунти не трогал, потому что Клоп также завербован после очередной стажировки в УША. Если бы ты перестал устраивать Баунти, он поменял бы тебя на Клопа. А Клоп также переступил бы через тебя, не тешь себя иллюзиями. Вот такой круговорот предательств у тебя получился.

- Как получилось, так получилось, - выдавил Микроб.

Витя Масляник действительно вознес его на Олимп. Сейчас выясняется, что делал он это с подачи Николаева-Героя.

«Господи, вся жизнь оказалась пустым фантиком, а я - куклой»... Разочарованию Микроба не было предела.

- Ты боролся по-настоящему, как умел. Просто Герой оказался способнее. Он тебе расставил столько ловушек, и ты попался в каждую. Один розыгрыш с фотороботом Болельщика чего стоит. Умора! До неба!

- Жаль, что Вера тоже... - почти прошептал поникший Караваев.

- Вера? Ты сам с ней поговоришь, если мы правильно закончим разговор.

- Иваныч, зачем рассказывать все это мне? Смаковать победу?! В кино показывают, что после такого меня надо убрать как носителя информации.

- Страшно? Нет, я тебя всего лишь вербую. За это и выпьем! - Скакунов в который раз подмигнул ему.

- Чем я, раздавленный в лепешку Микроб, могу заинтересовать могущественных победителей? Я теперь никто.

- Ты выведешь Баунти на Болельщика, - Скакунов прищурился.

Его мягкий, но в то же время острый взгляд сломал волю не одному десятку соперников.

- Это подстава, а я в размен? - хватался за призрачную надежду Микроб

- Игра сложнее и длиннее. Детали будут позже.

- У меня нет выбора? - вопрос Микроба звучал глупо даже для него самого.

- Есть, но там нет перспективы. А здесь - пожалуйста.

Сдача в плен на условиях потенциального возрождения была единственной возможностью для Микроба не только выжить, но даже подняться в карьере. По логике Скакунова, у Микроба имелся один выход - сказать Баунти, будто он, Алексей Караваев, и есть... Болельщик.

Баунти просто обязан поверить в красивую легенду Микроба: Караваев сблизился с «ИКА» и Баунти, подгреб под «ИКА» серьезную часть российского рынка, потом все достигнутое обрушил. При этом Караваев разрушил собственную репутацию, потерял кучу собственных денег - другого такого игрока Баунти не найдет нигде и никогда!!!

Баунти, как солдату и истинному Игроку с большой буквы, плевать на потерянные чужие деньги, сколь бы велики ни были суммы, для него нет ничего прекрасней настоящей виртуозной и опасной игры! Он будет восхищен тем, как Караваев продемонстрировал свои возможности еще раз, чтобы получить более выгодное партнерство. По словам Скакунова, риск у Микроба минимальный. С Баунти он увидится всего один раз, а дальше станет общаться только дистанционно.

- А как же сам Николаев, что с ним будет?

- Он уже никогда на публике не появится. Парень сознательно лишил себя многих прелестей личной жизни. Он теперь «работает» иконой, легендой, которая должна жить очень долго и вдохновлять других. Так что у нас теперь две легенды. Одна - Болельщик, для внешнего рынка, другая - Герой - для внутреннего.

- А что будет с проектами, которые вел Николаев? По продвижению креаторов за рубежом, обучению...

- Они будут продолжены некоммерческим фондом имени Олега Николаева. Он сам будет его финансировать по-прежнему, а для всех это - поддержание легенды. Конечно, удовольствие недешевое, но, по его словам, достаточно всего трех лет, и наши Вокры массово завоюют мировые рынки РИТМ а.

- У меня будет когда-нибудь шанс поговорить с ним? Как-то замять прошлое, вроде теперь мы в одной команде... - в другой ситуации Микроб не смог бы задать такой вопрос.

- Зачем тебе? Думаешь найти сочувствие после всего? - в усмешке Скакунова сквозило нескрываемое презрение. - Ты будешь напрямую работать с другими людьми.

Коньяк закончился.

- Я провалюсь, меня Баунти раскусит быстро.

Микроб ликовал в душе, что все обошлось. Может это и круто - быть самим Болельщиком.

- Легенда не провалится. Если соглашаешься, мы поедем в одно потрясающее местечко, где я сам давно мечтаю побывать. В учебный лагерь Болельщика. Там ты и пройдешь погружение в легенду. Так что определяйся, Леша-шпиоша. У тебя есть пара минут.

* * *

Вера была ослепительно красива.

- Я очень рад тебя видеть, Вера! Прости меня. Я... тебя... лю... - голос у Микроба вдруг задрожал.

- Ты любишь?! - воскликнула Вера. - Да себя ты только любишь! Я тебя, конечно, цинично по сценарию вела, но я лучше к тебе относилась, чем ты ко мне. Ты же урод моральный!

Вот так!

- Зачем же тогда ты здесь? - глядя на свои ботинки, пробормотал Микроб.

После нелегкого разговора со Скакуновым у Караваева началась новая жизнь. И вот уже через пятнадцать минут новой жизни жить-то и не хотелось. За эту женщину он готов был отдать все... Или почти все... Нет, половину всего...

- Это Николаев-Герой все так устроил. Он, конечно, гениален, интересен, безупречен. Но это же скучно! Безумно скучно! У него все по сценарию, даже время и чувства. Он мне не оставил времени и возможности интересоваться кем-то, кроме тебя. Я вошла в образ и теперь... не могу выйти. Я испытываю к тебе столько разных чувств... Мама сказала бы, что это кара всех прилежных девочек - любить хулиганов. Я не знаю...

Микроб нерешительно взглянул на нее. Вера скрестила руки на груди и смотрела в сторону, надув губы. Она была сейчас так прекрасна... Она всегда прекрасна...

- Вера, ты для меня - весь мир!.. Скажешь, и я никогда больше не потревожу тебя.

Вера покосилась на Микроба.

- Может, нам стоит просто поговорить, как обычные люди? А? - Микроб вдруг понял, что почти шепчет. Голос совершенно пропал.

Ожидание ответа было самым долгим ожиданием в жизни Алексея Караваева.

* * *

Джеймсу Баунти впервые за всю карьеру было так стыдно. Невероятно стыдно! Он блестяще прошел столько войн и испытаний, и тут... Полное фиаско с этим идиотом Караваевым. И Болельщика не нашел, и «ИКА» в России уничтожил, и себе приговор подписал. Ну как можно было доверить все этому русскому?!

Больше всего Баунти боялся предстать перед партнерами. Он успел заявить об обнаружении и разгроме Болельщика. Уже видел во сне сто миллионов, обещанные ему за Болельщика.

Полный и окончательный провал...

Баунти достал из ящика стола пистолет и стал крутить его на указательном пальце. В рай дорога закрыта, это он понял давно. Так может, уйти с честью, если все равно в рай не попасть?

Зазвонил телефон на столе. Баунти даже не повернулся. Его искали с утра не раз, бомбардируя звонками и сообщениями мобильные телефоны и электронную почту. Но какое это имеет значение сейчас... Баунти, закрыв глаза, вдохнул воздух из дула пистолета.

Заработал автоответчик. Раздался голос личного секретаря Баунти, симпатичного мальчишки Кевина:

- Сэр, извините, что беспокою вас опять, но мне кажется, дело срочное. Сегодня утром пришло на ваш особый электронный адрес письмо от Караваева из Москвы. Оно мне показалось странным. Я зачитаю, здесь немного. «Джеймс, поздравляю! Ты нашел того, кого искал. Правда, пришлось немного тебе помочь найти самого себя. Но чего не сделаешь ради хорошего вознаграждения. Я же помню твои слова: „Ты можешь попросить все, что хочешь". Кстати, мой идеальный хрустальный мир оказался крепче, чем думают твои специалисты. Ну, привет. Как-нибудь перезвоню». Это все, сэр. Простите, сэр, час назад сюда заходил Большой Крис и чуть ли не силой заставил показать ему это письмо. Он ушел ужасно довольный. Кстати, просил передать, что вы - старый плут и вычислили Караваева с самого начала. Сэр, вы меня слышите?!

Джеймс Баунти еще долго сидел, глядя в одну точку. Затем убрал пистолет в ящик стола и пошел кормить собаку.

 

 

 

 

 

 

Конструктор сайтов - uCoz